Неравноценность сделки как признак ее недействительности


Оспаривание подозрительной сделки на основании неравноценности встречного исполнения


Генезис

Принятые в 2009 г. изменения (Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ) в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) оказали колоссальное влияние на развитие процедур восстановления прав кредиторов и повышение эффективности оспаривания сделок должника в деле о банкротстве.

В пояснительной записке к проекту названного федерального закона, содержащего новеллы в части совершенствования положений о конкурсном оспаривании сделок должника при осуществлении процедуры банкротства (который стал гл. III.1 «Оспаривание сделок должника» Закона о банкротстве)1, отмечалось, что действовавшее на тот момент законодательство РФ не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства. Подобные сделки оспаривались в основном как фиктивные (мнимые) или притворные, что в судебной практике не приносило должного (положительного) результата для кредиторов и конкурсных управляющих, в особенности при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением.

В упомянутом документе указано: оспаривание подозрительной сделки возможно лишь на основании объективного критерия (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве) – неравноценность встречного исполнения. Субъективный критерий осведомленности в качестве второго факта в предмете доказывания разработчиками законопроекта отметался сразу же – поскольку, по их мнению, «…в предвидении возможности оспаривания сделок стороны могут фальсифицировать доказательства в части установления равноценной цены договора, но фактически с неравноценным исполнением. При этом доказать неравноценность встречного исполнения на основании допустимых письменных доказательств представляется затруднительным». По большому счету, в приведенной цитате разработчики кратко и, с правовой точки зрения, емко описали не только широко распространенную по состоянию на 2009 г., но и ныне, проблему «рисования» доказательств для цели защиты недобросовестно выведенных активов из имущественной массы должника.

В итоге на сегодняшний день в Законе о банкротстве действует гл. III.1, содержащая указания на такое материально-правовое основание оспаривания подозрительных (ст. 61.2 Закона о банкротстве) сделок в деле о банкротстве, как неравноценность встречного исполнения (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).


Субъекты и процедура рассмотрения обособленного спора об оспаривании сделки по мотиву неравноценности

Кто может обращаться с заявлением в суд о признании сделки недействительной ввиду противоречия условиям, закрепленным в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве?

Таковыми являются внешний либо конкурсный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов, иное лицо, уполномоченное решением собрания (комитета) кредиторов, а также временная администрация финансовой организации. Следовательно, и для оспаривания неравноценных сделок субъекты оспаривания будут те же.

Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% голосов на общем собрании кредиторов должника (п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Ответчиками по обособленному спору об оспаривании неравноценных сделок должника в рамках дела о банкротстве являются контрагенты должника, с которыми совершена сделка.

Оспорить неравноценную сделку должника применительно к п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве допустимо только в рамках дела о банкротстве. В случае принятия заявления об оспаривании арбитражный суд возбуждает обособленный спор в рамках дела о банкротстве должника.


Предмет доказывания

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

При этом под неравноценным встречным исполнением обязательств понимается, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 63), неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной имеет место, в частности, в случае, если цена сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Сделка признается недействительной по указанному критерию даже в случае, когда должнику на момент заключения сделки было известно, что у контрагента нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения, хотя условия сделки формально предусматривали равноценное встречное исполнение.

Безвозмездные сделки (например, прощение долга) не оспариваются по основанию неравноценности, а оспариваются по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Помимо факта неравноценности встречного исполнения подлежит доказыванию тот факт, что сделка совершена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота).

В случае недоказанности хотя бы одного из перечисленных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию (например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 26 декабря 2017 г. № Ф05-19629/16 по делу № А40-42912/2014; от 5 апреля 2017 г. № Ф05-19577/16 по делу № А40-252160/2015; от 30 августа 2016 г. № Ф05-12971/13 по делу № А40-98294/2012).

Неравноценное встречное исполнение является объективным критерием для оспаривания подозрительной сделки, которого достаточно для признания сделки недействительной и применения реституционных последствий (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 63).

На практике встречаются следующие ситуации, являющиеся предметом рассмотрения судами при оспаривании неравноценных сделок:

  • должник передал имущество и получил плату по заниженной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно выше;
  • должник купил и оплатил имущество по завышенной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно ниже;
  • должник передал имущество по рыночной цене, однако получил от контрагента лишь частичную плату.

В первых двух случаях для установления факта равноценности или неравноценности совершенного по сделке встречного исполнения необходимо обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления. Во всех указанных случаях при наличии дополнительной к основной обеспечительной (залог, поручительство) сделки подлежать оценке на предмет неравноценности будут и условия обеспечительных сделок. В первых двух ситуациях обособленный спор такого рода не может быть разрешен без привлечения эксперта/специалиста (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 марта 2017 г. № Ф07-1859/17 по делу № А56-19568/2016).


Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

В обособленных спорах об оспаривании сделок должника следует руководствоваться следующим алгоритмом доказывания.

Во-первых – пока не представлены иные доводы (управляющим или кредитором) цена в договоре считается рыночной (ст. 421, 424 ГК РФ). В таких обстоятельствах проверка на предмет неравноценности может быть осуществлена в подавляющем большинстве случаев лишь в связи с неполной (частичной) оплатой контрагентами полученного по такой сделке от должника актива.

Во-вторых, если довод о несоответствии цены сделки заявлен оспаривающим ее лицом, то ключевое значение имеют отчет об оценке стоимости переданного актива по сделке и его процессуальный статус [кем, когда заявлен и в каком статусе (заключение эксперта или специалиста)].

Обязанность представить отчет о рыночной стоимости передаваемого по оспариваемой сделке имущества лежит на заявителе (в порядке ст. 82 АПК РФ). Другие лица, участвующие в споре, также вправе представить заключение специалиста и заявить ходатайство о проведении оценочной экспертизы для проверки достоверности и подлинности отчета оценщика.

Более того, если заявитель не представил заключение экспертов о фактической стоимости как имущества, переданного должником по сделке, так и полученного за данное имущество предоставления, заключение специалистов со стороны других участников спора играет важную роль в определении судом указанного факта (постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2017 г. № Ф05-13918/17 по делу № А40-251504/2015).

Кроме того, при принятии решения арбитражный суд в мотивировочной части должен указать в том числе на фактические и иные установленные обстоятельства дела; доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы участвующих в деле лиц (ч. 4 ст. 170 АПК РФ). Однако если не исследован вопрос о равноценности встречного исполнения, выводы о наличии либо отсутствии оснований для признания сделки недействительной по причине отсутствия равноценного встречного предоставления являются преждевременными, что может повлечь отмену решения и направление дела на новое рассмотрение (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 февраля 2018 г. № Ф09-5357/17 по делу № А07-2894/2015).

Проиллюстрирую изложенное на практических примерах.

Если управляющий (кредитор) заявил отчет об оценке в качестве доказательства, то он будет расценен как заключение специалиста. В таком случае контрагенту должника рекомендуется представлять свой отчет об оценке, если он полагает, что рыночная цена актива соответствует договорной; при противоречии отчетов друг другу вопрос с большой долей вероятности решит экспертиза [судебная экономическая (оценочная)]; если таковой не будет, то судом могут быть приняты во внимание недочеты/нарушения, которые содержатся в отчете, представленном той или иной стороной.

При этом управляющему (кредитору) не рекомендуется представлять подготовленные специалистами «исследования», «обзоры рынка» или «письменные консультации» в отсутствие отчета об оценке. Такого рода документы могут быть не признаны заключениями специалистов с учетом норм Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности).

Если контрагент должника заявляет о приобщении отчета об оценке, который подтверждает рыночность цены сделки (актива), то пассивная позиция управляющего/кредитора уменьшает шансы на успешное оспаривание. Суд вправе рассмотреть спор только по имеющимся доказательствам и основывать свои выводы лишь на одном отчете об оценке (если другая сторона свои доказательства не представляла).

При этом каждая из сторон не лишена возможности сразу же заявить ходатайство о назначении судебной экономической экспертизы стоимости актива.

Вместе с тем следует всегда помнить, что эксперт оценивает все материалы, переданные ему судом. Среди них может быть уже приобщенное одной из сторон доказательство в виде оценочного отчета, что учитывается экспертом. Как минимум, ему, вероятно (на основании принципа мотивированности экспертного заключения), придется либо согласиться (полностью или частично) с выводами специалистов в отчете об оценке, либо аргументированно на них возразить в своем экспертном заключении.

Активная позиция стороны по обособленному спору, заключающаяся в представлении отчета об оценке, соответствующего требованиям Закона об оценочной деятельности, в котором отсутствуют недочеты, пороки или изъяны (по форме, содержанию, примененной методике), четком формулировании вопросов при назначении судебной экспертизы, внесении денег на депозит суда, даче мотивированных возражений против отчета об оценке, подготовленного по заказу другой стороны, повышает шансы на успешное оспаривание сделки или успешную защиту сделки от оспаривания.


Реституционные последствия. Спорные вопросы и «свежие» тенденции в судебной практике

Отсутствие субъективного теста (проверки наличия факта осведомленности) влечет применение реституционного последствия в виде установления права контрагента, сделка с которым успешно оспорена, на включение его образовавшегося требования к должнику, по общему правилу, в третью очередь (п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона банкротстве, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Некоторые контрагенты должников считают – даже если сделку «открутить», то только в части превышения стоимости исполнения должника над исполнением этого контрагента.

Допустим ли «зачет» таких исполнений в банкротстве при оспаривании сделок по мотиву неравноценности?

В п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве предусмотрено, что в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Правила ст. 61.6 Закона о банкротстве обеспечивают равную, а значит, наиболее справедливую защиту интересов кредиторов должника, претендующих на удовлетворение их требований за счет конкурсной массы, и исключают преимущественное удовлетворение требований кредитора, восстановившихся в результате признания соответствующей сделки должника недействительной.

Следовательно, если требования о реституции по неравноценной недействительной сделке заявляются как требования о возврате разницы между действительной стоимостью имущества и размером встречного предоставления за это имущество, то это противоречит указанным последствиям недействительности сделки должника (по смыслу гл. III.1 Закона о банкротстве). Суд, рассматривающий заявление о признании сделки недействительной по основанию неравноценности сделки, обязан независимо от формулирования этих требований в заявлении об оспаривании сделки рассматривать реституцию имущества по действительной (реальной, рыночной) стоимости.

В случае признания неравноценной сделки недействительной суды обоснованно и в точном соответствии с названными положениями взыскивают именно действительную стоимость имущества, приобретенного по недействительной сделке, и восстанавливают требования контрагентов к должнику в размере уплаченной по этой сделке денежной суммы.

Фактически произведенный зачет во взысканную действительную стоимость имущества суммы, уплаченной контрагентом за приобретение этого имущества у должника по недействительной сделке, является существенным нарушением норм законодательства о банкротстве в части последствий недействительности сделки должника, которое влияет на исход спора и является основанием для отмены судебных актов, содержащих такие выводы.

Данная правовая позиция получила отражение в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 г. № 303-ЭС15-2858 по делу № А51-7114/2012.

Еще одна ключевая проблема последних лет – каким образом следует применять реституционное последствие, если должник частично получил исполнение от контрагента за имущество более дорогой договорной стоимости (при отсутствии оспаривания цены сделки в связи с несоответствием ее рыночному уровню)?

Согласно абз. 5 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее совершения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

По смыслу названного разъяснения могут оспариваться в качестве неравноценных в том числе сделки, стороны которых заведомо рассматривали условие о размере стоимости предоставления контрагента должника как фиктивное, заранее осознавая, что оно не будет исполнено в полном объеме. По сути, такое условие соглашения о полном размере стоимости прикрывает (п. 2 ст. 170 ГК РФ) собой условие о фактической (меньшей) стоимости предоставления контрагента, и содержание прикрываемого условия охватывается волей обеих сторон сделки.

Этот подход выработан Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ (Определение от 7 августа 2017 г. № 310-ЭС17-4012 по делу № А64-8376/2014).

Таким образом, в этом случае необходимо также доказать еще один факт – то, что должник в силу аффилированности с контрагентом заведомо знал о невозможности исполнить сделку на договорном условии о цене, соответствующей рыночному уровню. Практически кредитору или управляющему для этого нужно доказать сам факт аффилированности, определяемой по правилам ст. 19 Закона о банкротстве.


https://www.advgazeta.ru/mneniya/neravnotsennost-sdelki-kak-priznak-ee-nedeystvitelnosti/